По чём ордена

Васе Самыгину, ученику девятого класса, в выходные предстояло сделать реферат на тему «Ордена и медали Великой Отечественной войны». Как всегда, он дотянул до последнего. Месяц, отведённый для работы, пролетел незаметно, и вот осталось на всё пор всё два дня. А тут ещё его родители уехали по делам, вот он и перебрался до их возвращения к своей бабушке Шуре.

Позавтракав, Вася нехотя сел за компьютер, не играть же он собирался. Впечатал в поисковую строку запрос: «Великая Отечественная война Ордена Медали Википедия».

Но вместо статьи  Википедии экран заполнили объявления: «Ордена и медали СССР. Каталог и цены»,  «Медаль за победу над Германией - антиквариат, цены», «Медаль за Оборону Сталинграда, купить, недорого».   В этот момент,  закончив хлопоты на кухне, в зал вошла бабушка. Внук возбуждённо обратился к ней:

- Баб, смотри, тут объявления о продаже медалей. А у нас ведь тоже медали есть.

От этих слов Александре Васильевне стало как-то не по себе. Она посмотрела на экран монитора и машинально повторила:

- Купить, недорого… Ничего святого.

Посмотрев подозрительно на внука, она спросила:

- А ты что, решил орденами торговать?

Вася смутился:

- Да нет. В общем, мне  реферат надо к понедельнику сделать о советских наградах времён Великой Отечественной.

Александра Васильевна открыла верхнюю дверцу шкафа и достала оттуда небольшую коробку с наградами своего отца. Вася тут же начал их рассматривать:

- О! Клёво! Орден Красной Звезды, а это что?

Он положил на ладонь одну из наград и начал читать на лицевой стороне медали с профилем Сталина:

- «НАШЕ ДЕЛО ПРАВОЕ МЫ ПОБЕДИЛИ»,  - и, перевернув медаль, продолжил, - «ЗА ПОБЕДУ НАД ГЕРМАНИЕЙ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ  ВОЙНЕ 1941-1945г.г.».     

Александра Васильевна присоединилась к внуку. Она бережно разложила награды на столе и вытащила с полки старый альбом с чёрно-белыми фотографиями. Этот альбом достался ей от матери, отца к тому времени не было в живых уже  семь лет. Вася переключился на альбом:

- Так мы его видели, ты нам показывала. Слушай, баб, нам учительница Наталья Сергеевна сказала, что оценка будет выше, если мы включим в свой доклад сведения о своих воевавших родственниках.

Бабушка улыбнулась:

- Это же здорово. Вот тебе фотографии, а  на рабочем столе монитора найдёшь папку «Летопись семьи Зориных-Самыгиных», и оттуда кое-что можно будет взять. Зорины – это мои родители и я до замужества.

- Так… Какие тут снимки лучше скопировать? – внук перелистывал одну страницу за другой. Вдруг он приостановился и вопросительно посмотрел на бабушку:

- А почему так мало снимков  в военной форме?

- Знаешь, Василёк, давай я тебе кое-что из своих воспоминаний расскажу, ты сам всё поймёшь и выберешь: что взять для доклада, а что нет.

          Александра Васильевна дотронулась до одного снимка:

- Вот смотри, это мой отец  Василий, прадед, значит, твой.

- Это в честь него меня назвали, правильно? – вставил внук. Бабушка утвердительно кивнула и продолжила:

- А рядом с прадедом – наш сосед по улице  дядя Митя. Как-то я, будучи ещё пятиклассницей, услышала разговор между отцом и дядей Митей. Я мыла посуду в углу кухни, а мужики сидели за столом. Отец,  уже привычным движением,  подтянул руками искалеченную ногу, положил её на здоровую и протянул раскрытую коробку папирос «Казбек» своему собеседнику. Они затянулись папиросным дымом и какое-то время сидели молча.  Наконец, отец заговорил: «Не дождалась меня первая жена. Я, видишь ли, после войны ещё год в госпиталях провалялся».

         Голова отца затряслась. На шее и на запястьях рук ярче проступили узловатые шрамы от ранения. Мужчины опять замолчали, наполняя кухню папиросным дымом. Я напряжённо вслушивалась. В школе нам рассказывали про войну, но мало. Мне хотелось услышать про неё из отцовского разговора с соседом. Молчание прервал дядя Митя: «А моя дождалась. Думал, что не нужен я ей буду с одной-то рукой. Ан, нет. Ты на каком фронте был?»

Отец затушил папиросу и взглянул в мою сторону: «Да нас с одного места на другое перебрасывали. А я что? Я всю войну баранку прокрутил. В темноте частенько приходилось ездить, ни черта не видно. Так мы как приспособились: один кто-нибудь впереди бежал с белой тряпкой на спине, а я по этой тряпке  ориентировался, - и, помолчав, добавил, - подписку мы давали о неразглашении, сам понимаешь».

Только через много лет мне стало известно, что мой отец воевал водителем на легендарных «Катюшах». И кто его знает, может и заряжающим ему приходилось быть. Вот ты и найди материал об этом секретном оружии и о Сталинградской битве тоже.  Посмотри - это Медаль твоего прадеда за оборону Сталинграда. Как всё изучишь, сам поймёшь: почему нет ни одного снимка деда времён войны и почему он почти ничего про войну не рассказывал.

 

- А медали они носили? – спросил Вася.

 

- Редко. Не принято было сначала, это уж потом новые кители военные  стали шить да ордена на них прикреплять - задумчиво  произнесла Александра, - Праздник Победы отпраздновали в сорок пятом, а потом его отменили, чтобы не торжествовать над побеждёнными народами. Возобновилось празднование лишь в тысяча девятьсот шестьдесят пятом году.

- А ты помнишь этот праздник? - внук мысленно прикинул сколько бабушке могло быть в это время лет. Александра Васильевна, видно, угадала мысли внука:

- Да, помню. Мне было тогда десять лет. Весна была, май. Вдруг в школе нам объявили, что завтра на площади  посёлка состоится митинг в честь двадцатилетия Победы. И вот на следующий день мы с подружками стояли рядом со взрослыми на площади и  смотрели на них снизу вверх. Я тогда впервые увидела отцовские ордена у него на пиджаке. А рядом были другие мужчины с орденами и медалями. Некоторые, как и отец - с палочкой. Люди волновались, а по лицам женщин текли слёзы. Я тогда ещё не понимала: почему они плачут, праздник ведь? Получился «праздник со слезами на глазах». Видно, много страшного они пережили…  А вот этот  снимок сделан уже после митинга.

Вася всмотрелся в фотографию:

- Это прадедушка Вася, это прабабушка Люба, я помню, ты мне говорила, здесь вы маленькие с сестрой. А этого мужчину я не помню.

- Это дядя Гриша из Магнитогорска, брат моей мамы. Он, видишь, боком специально сел, чтобы вторая половина лица не была видна.

Внук запальчиво перебил:

- Вспомнил,  вспомнил, ты рассказывала. Он был танкистом, а лицо и руки у него обгорели во время боя. Кожа в обожжённых местах была бугристая и тёмная. И глаза одного у дяди Гриши не было. Он тогда в плен попал, бежать оттуда пытался вместе с другом, а их поймали, били, травили собаками.

- Да.., - продолжила Александра Васильевна, - досталось  дяде Грише. Его все жалели,  ни о чём не расспрашивали. Он геройски сражался. Два Ордена Славы имел, ещё какие-то награды. На снимке часть из них видны, только какие – не разобрать. Если бы не плен… Поиздевались там над ним фашисты!  Хорошо, что потом в наш лагерь не сослали.

 Вася вдруг встал,  вытащил из ящика увеличительное стекло и начал через него рассматривать на фото награды дяди Гриши. Лицо внука стало серьёзным. До самого вечера и на следующий день он сканировал фотографии, копировал материалы из семейной летописи и из интернета. И печатал, печатал, печатал…  Вечером в воскресенье он спросил бабушку:

- Можно я возьму в школу ордена?

- Можно, только не потеряй, - ответила она.

 

 

             ***

Выступление  должны были делать два девятиклассника: Боря Першин и Вася Самыгин. Сообщение Першина  было недолгим. Оно мало чем отличалось от написанного в учебнике. Когда учительница Наталья Сергеевна спросила Борю: «А в вашей родне кто-нибудь воевал?», он как-то небрежно процедил:

- Ну, воевал, только я не знаю конкретно кто и где. Бабушки с дедушками у нас в другом городе живут, не у кого спросить.

Некоторые ребята засмеялись. А один подросток громко сказал:

- Да пошли по домам и всё.

- У нас ещё одно выступление, - возразила учительница.

- У-у-у, - донеслось недовольное с задних парт.

Это «У-у-у» задело Василия за живое. Глядя на сверстников, он начал говорить не по написанному, а то, что ему запомнилось, что запало в душу. Говорил, как про своё, личное, ярко, эмоционально, даже с каким-то вызовом тем, кто не хотел слушать.  Наталья Сергеевна, помогая Васе, переключала на экране фотоснимки. В классе установилась тишина.  Никогда ещё ребята так внимательно не слушали своих сверстников. Голос выступающего почти звенел, казалось, он сорвётся от эмоционального напряжения:

- А вы знаете, что танкисты иногда не успевали из-за ранения выскочить  из танка и полностью в нём сгорали?

На экране появилось фото обуглившегося танкиста, который так и остался сидеть на водительском месте. Многие школьники, глядя на экран, подались вперёд.

- А на этой фотографии, - продолжал Вася после смены снимка, -  в пол-оборота с краю сидит наш родственник Дядя Гриша. У нас летопись семейная есть, так вот там я нашёл воспоминания его дочери. Ему, оказывается, часто снилось, что он снова горит в танке. У него не только одна сторона лица и руки были обожжены, но  и спина. Он стеснялся, старался меньше поворачиваться к людям обожжённой стороной лица. А ведь Дядя Гриша был награждён Орденом Красной  Звезды, Двумя Орденами славы, имел Медаль за победу над Германией.

И мой прадед Зорин Василий Петрович тоже имел много наград, только, они не все сохранились.

- А который на фотографии твой прадед? - перебил Самыгина  Нестеров Сергей с «галёрки».

Василий повернулся к экрану:

- Вот он, в центре. Он был водителем на реактивных установках, прозванных «Катюшами». А, те, кто воевал на «Катюшах»,  если попадали в окружение, должны были не бежать, а взрывать машины. Эти реактивные установки заранее минировались на такой случай. Солдаты и офицеры ехали на боевую позицию, как на пороховой бочке. Они должны были погибнуть, но сделать всё, чтобы это секретное оружие не попало в руки врага!

Прадед мой в разных местах воевал, и под Сталинградом тоже. Помните, нам на уроках истории Виктор Сергеевич рассказывал, что Сталинградская битва длилась полгода, и про 23 августа 1942 года, когда в самом начале этой битвы фашистские бомбардировщики накрыли город «ковром» из бомб, после чего в городе не уцелело почти ни одного здания! Я ещё нашёл сведения. Там вспыхнули нефтехранилища. Нефть полилась по улицам, а потом попала в Волгу. Это было страшно — горела даже сама река и пароходы, на которых вывозили людей на другой берег реки! Тысячи горожан погибли. Живые задыхались в копоти. Стоял сплошной грохот. Вокруг горели улицы. Стонали раненые. Земля под ногами ходила ходуном. Фашисты надеялись, что после этого уже никто не сможет им сопротивляться. Они даже к Волге в одном месте прорвались. Только победили всё равно наши войска! Я не знаю, в каком из полков воевал мой прадед, но он тоже уничтожал фашистов под Сталинградом.

С третьей парты послышался вопрос:

- А награды твоего прадеда где?

- Вот они, - с волнением в голосе произнёс Самыгин и начал выкладывать их из коробки на стол.

 

Первыми рассматривать ордена и медали Василия Петровича ринулись парни с последних мест. Ребята склонились к столу, чтобы прочесть на наградах: Медаль «За оборону Сталинграда», Орден Отечественной войны II степени,  Орден Красной Звезды, Медаль «За победу над Германией»…  Слышалось:

- Круто! Здорово! Ну, Вася, твои предки герои!

И только Боря Першин с насмешкой произнёс:

- А ты  продай эти ордена, что они у вас просто так лежат.

На Васином лице отразилось негодование. Ребята, не сговариваясь, отстранились от Першина,  а стоящий рядом с  ним Ильюшин Костя плечом оттолкнул его в сторону.

- Вы что, я пошутил, - попытался оправдаться Боря. Наступило неловкое молчание. И тут к «шутнику» подошла  Оля Михеева.  Глядя ему прямо в лицо,  она с волнением произнесла:

- Ну, ты,  Першин, и «сморозил»!  Сам-то подумай:  как же он эти награды продаст? Его  же Василием в честь прадеда назвали!

 

6.05.2019г., Дуванова З.Ф.

Просмотров: 417

Еще нет ни одного комментария. Вы можете добавить его первым!