Комсомольская ударная

Комсомольская ударная

    Самолёт ЯК-40 летел над Саянами. В салоне находилось человек тридцать. Сидевшая в третьем ряду белокурая девушка с причёской под Мирей Матьё тщетно пыталась через плечо молодого мужчины увидеть в иллюминаторе хоть что-то. Наконец, сосед отстранился от овального окошка и улыбнулся своей спутнице:

-Первый раз летите? Садитесь на моё место.

     И вот уже перед юной пассажиркой сквозь иллюминатор предстала потрясающая картина. Бесконечные таёжные волны  уходили за линию горизонта. Горы  казались так близко, что дух захватывало!

-Красота!- выдохнула с восторгом девушка.

-Да, места у нас красивые. Кстати, меня зовут Володей. Владимир Игнатьев.

А как зовут мою таинственную незнакомку?

Незнакомка смутилась:

-Ира. Ирина Полякова. А вы местный?

-Теперь уже местный. Мы здесь плотину строим, Саяно-Шушенскую.

     В разговорах незаметно пролетело время полёта. Собеседники легко перешли «на ты» и к моменту посадки в Саяногорске уже многое знали друг о друге. Ирина поведала, что летит к своей школьной подружке, которая  по комсомольской путёвке поехала с их Челябинского тракторного завода в Саяногорск и работает сейчас крановщицей на Камнеобрабатывающем заводе. Что сама она перешла на последний курс исторического факультета Пединститута, где её недавно избрали в комитет комсомола не понятно за какие заслуги. А ещё в посёлке под Челябинском живут её родные.

Выяснилось, что Володя работает  бригадиром  бетонщиков, что на стройке в этом году опять трудится большой студенческий строительный отряд. А ещё, что Владимиру двадцать семь лет, и летал он в Красноярск по делам.

Ирина всё больше убеждалась, что  её попутчик очень любит своё дело, чувствовала, что он многое знает, многое умеет и мыслит масштабно. Девушке было легко и просто с этим взрослым парнем с искристыми глазами и широкими ладонями. Он  был так не похож на тех парней, с которыми она училась.

      Аэропорт Саяногорска оказался совершенно не таким, как аэропорты больших городов. Всё рядом, по-домашнему: взлётная полоса, стоянка, маленькое здание аэропорта и повсюду зелёная трава. И никаких тебе подъезжающих трапов. Несмотря на вечернее время, солнце припекало. Ирина огляделась. Подруги нигде не было.

-Странно, - удивилась она, - я же Антонине телеграмму давала, чтобы она меня встретила.

-А тебе куда надо? – спросил Владимир. Девушка вытащила из кармана джинсов конверт. Взглянув на адрес, он подхватил её чемодан и свою сумку:

-Пошли. Вон «запорожца» видишь? Это меня друг встречает, не волнуйся, доставим тебя в целости и сохранности. А у тебя в чемодане что, камни? Такие тяжести в пору здоровым мужикам таскать, а не стройным, хрупким девушкам.

Ирина засмеялась:

-Это я подруге продукты везу, она попросила их вместо подарков.

   Водитель Николай был не многословен. Доехали они быстро. Володя проводил девушку до квартиры:

-Ладно, попутчица, думаю, мы ещё встретимся, городок – то у нас  маленький. И быстро пошёл к выходу. Ира позвонила. Дверь распахнулась, навстречу вышла Антонина, маленького роста, с короткой рыжей стрижкой, востроносая. Гостье стало обидно:

-А что ты меня не встречаешь? Телеграмму не получила?

-Заходи, я что-то приболела, - сухо ответила  подруга.

     Тут набежали девушки из других комнат. Квартира оказалась временным общежитием для молодых. Быстро накрыли стол. Гостья достала из чемодана копчёную колбасу, шпроты, вафли «Артек», «Рябиновую на коньяке» и прочие деликатесы.

-Богато вы в Челябинске живёте, - в голосе Тони послышался упрёк.

-Да не очень, это я для тебя в очередях да по блату доставала, - парировала Ира. Её удивила неприветливость подруги. Сама звала в гости, а вроде и не рада. Но после рюмки «Рябиновой» все развеселились и тут же составили для приезжей культурную программу на несколько дней вперёд.

                                                            ***

     На следующий день, пока  девчата были на работе, Ира пошла загорать к Енисею. Пляжа как такового не было, просто трава. Енисей поразил её своей мощью. Широким бурлящим потоком, завихряясь у скальных выступов,  стремительно неслась вода. А в ней кувыркались, как лёгкие спички, огромные стволы деревьев. Они цеплялись за торчащие из воды камни, быстро переворачивались и устремлялись дальше.

-Не подходи к краю, затянет - услышала Ира женский голос.

Позади стояла женщина лет сорока.

-Приезжая? - спросила она и продолжила:

 Второй паводок идёт. Жара установилась, в горах снег и лёд тают. Ты, вот что, поменьше загорай. У нас солнце как в Сочи.

     Предостережение оказалось не напрасным. Гостья все-таки обгорела и в Шушенское  поехала лишь через день. Там она присоединилась к группе и старалась, как историк,  ничего не упустить из рассказа экскурсовода. Ирина первый раз видела такой музейный комплекс, где была воссоздана целая деревня. Когда группа вошла в дом, подобный тому, в котором жил в ссылке Ленин, среди экскурсантов прошёл лёгкий шепоток.

-В таком доме Владимир Ильич жил вместе с Надеждой Константиновной и её матерью Елизаветой Васильевной, - рассказывала экскурсовод Дина. А Ира удивлённо смотрела на маленькую, а главное, короткую кровать.

-А что Ленин был маленький? – спросил мальчик лет десяти. Наступило неловкое молчание. Улыбка тут же сошла с лица экскурсовода.

-Ну…, понимаете, человек же спит согнув ноги, -  ответила она и поспешно развернулась к печке, – а вот здесь, - продолжала Дина, - готовили еду. В основном этим занималась Елизавета Васильевна. Позже Надежда Константиновна вспоминала о жизни в Шушенском: «Вначале случалось, что я опрокидывала ухватом суп с клецками…». Потом пригласили помогать по хозяйству пятнадцатилетнюю деревенскую девушку, жизнь постепенно наладилась. 

     Чем больше Ирина слушала, тем больше у неё возникало вопросов:

-Как ссыльному разрешали иметь оружие и ходить на охоту?

-Они тут на коньках катались,  к другим ссыльным на застолья ходили? 

-А на что они жили?

-У них ещё и служанка была?!

     Это совершенно не вязалось с тем, что преподавали им на лекциях. Вечером она решила поделиться своими сомнениями с Антониной. Та оборвала её на полуслове: «Ленин в Шушенском работал, написал книгу «Развитие капитализма в России».

Спорить с ней не хотелось. Тоня и в школе отличалась категоричностью. На этом разговор и закончился.

 

                                                   ***

На утро Ира доела с чаем последний плавленый сырок и отправилась на встречу с Саяногорском. Жара ещё не наступила. Настроение было приподнятым. Она  жадно впитывала всё, что видела. Город только начал застраиваться. Светлые многоэтажки на фоне синеватых гор, что виднелись вдали, производили самое приятное впечатление. Вот и разметка будущей главной площади, о которой рассказывали девушки. Поодаль Ирина увидела продуктовый магазин и с мыслями о макаронах с тушёнкой направилась за покупками. Войдя в магазин она растерялась. Полки были почти пусты. Несколько булок хлеба,  да засушенная до невозможности копчёная рыба в стеклянных витринах. Продавщица внимательно посмотрела на вошедшую и спросила:

-Приезжая? Тушёнки и сгущёнки нет, хлеб будешь брать?

-Три булки, - неуверенно ответила девушка.

В это время к магазину подъехала машина. Продавщица вмиг оживилась и заговорчески подмигнула покупательнице:

-Погоди, сейчас капусту тебе продам.

Вечером  девушки опять собрались за общим столом. Оказывается, капусту последний раз завозили в город год назад. Старшая из девушек Галина нахваливала гостью:

-Какая ты молодец, Иринка. Такой ужин нам устроила. Я в магазин после работы заглядывала, там уже ничего не было. Скорее бы железную дорогу построили, глядишь снабжение бы и наладилось.

-Так правительственная комиссия после бунта обещала – вставила Лида, самая младшая из общежитских девчат.

В комнате один на один Ирина спросила Тоню:

-Про какой такой  бунт говорила Лида?

- Снабжение наше ты  видела. Люди волновались, было. Но бунт – это уж преувеличение, - деловито заметила подруга.

-А ты сама как питаешься?

-Питание на заводе организовано, но через проходную выносить ничего нельзя, - и с каким-то упрямством произнесла, - ничего, Магнитогорск строили – тоже железной дороги вначале не было, а первые строители  жили вообще в палатках.

-Ну да, оживилась Ира:

                                 Мы жили в палатке
                                 с зеленым оконцем,
                                 промытой дождями,
                                 просушенной солнцем…

 

Антонина, наконец-то, улыбнулась и подхватила:

 

                                да жгли у дверей
                                золотые костры
                                на рыжих каменьях
                                Магнитной горы.

 

И, перейдя с поэзии на прозу,  доложила:

-Завтра нас пригласили на пикник. Суббота, законный выходной!

 

                                                ***

         Оказалось, что одна из общежитских девушек, Юля, вышла замуж за местного парня Николая и теперь вместе с ним жила в частном доме его родителей. Пикник устроили за огородом на берегу Енисея. К приходу девчат на костре уже булькала в котелке картошка, а рядом парень с девушкой  мудрили над примусом. Увидев парня издалека, Ирина заволновалась. В это время он обернулся и заулыбался:

-Ну что, Юля, я же тебе говорил! А ты мне: «Мало ли кто к нам из Челябинска приезжает».

-Владимир… -   удивилась Ирина.

Володя шагнул к ней, взял за локоток и, заглянув в её серые  удивлённые глаза, сказал:

-Ну что, милая попутчица, говорил я тебе, что мы встретимся? Добро пожаловать к нашему костру.

     А дальше для Ирины было всё как в сказке. В причалившем к берегу рыбаке она с удивлением узнала Николая, того, что вёз их из аэропорта. Потом вместе  с Тоней и Галиной они помогала Юле зажарить в сметане пойманную Колей рыбу. А когда всё было готово, их компания дружно поедала эту пищу богов.  За трапезой увлеченно говорили  о том, каким будет город лет через десять, о плотине, о ГЭС. Многое Ирине было не совсем понятно: холостой сброс воды, водобойные колодцы, машинный зал. Откуда-то появилась гитара. Пели песни, смеялись. Оказалось, что на  гитаре играли не только Николай с Володей, но и Юля. Володя сидел рядом с Ириной, подливал ей ароматный чай на травах, а когда взял в руки гитару, запел:

- «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались».

Челябинка удивилась:

-Здесь эту песню уже поют?

-Слушай, Иринка, а приезжай к нам, у нас школу начинают строить, будет тебе  работа, - предложил Николай.

-Так у меня же комсомольской путёвки нет, - засмеялась девушка.

-Так сделаем, а завтра мы тебя к плотине свозим, да, Николай? – Владимир вопросительно посмотрел на друга.

-Это можно, - ответил тот.

   Как хорошо и интересно было Ирине в этой компании.  До дома её вызвался проводить Володя. Шли вдоль Енисея. По дороге он сознался ей:

-Знаешь, это я попросил Колю с Юлей пригласить девчат и тебя в гости.

Не удивляйся, мы же Юльку в загс с их общежития забирали…А ты сегодня ещё прекраснее. Голос его дрогнул, он привлёк к себе девушку и нежно поцеловал.

 

                                             ***

     Утром следующего дня Николай и Володя повёзли Ирину на «Запорожце» смотреть Саяно-Шушенскую ГЭС. От Саяногорска до Черёмушек дорога составила минут пятьдесят. По дороге гостья узнала, что Черёмушки — это посёлок гидростроителей и находится он недалеко от плотины, а Саяногорск ещё пять лет назад  был селом Означенное. Подъехать вплотную к плотине не удалось. Машину остановил стоявший  у белаза мужчина:

-Туда нельзя, в горах скоро будут взрывать.

    Приехавшие вышли из машины. Мужчины поздоровались за руку, оказалось, они знакомы. Девушку поразил своими размерами огромный самосвал. Одно его  колесо чего стоило - раза в два выше человеческого роста.

-А посмотреть отсюда можно? Я же на двух самолётах из Челябинска летела, чтобы увидеть эту Ударную комсомольскую стройку! – с жаром  выпалила Ира.

     Мужчина, которого Ирина мысленно назвала «охранник плотины»,  улыбнулся:

 -А, Челябинский тракторный, знаю. Ваши ребята у нас работают. Тоже была комсомольская ударная.

     Ирина, как заворожённая, смотрела на величественную панораму: между двух гор грациозно выгибалась высоченная плотина, а в её центре находился огромный портрет Ленина!

-Нравится? – с гордостью спросил Володя, - это ещё не всё. Мы сейчас наращиваем плотину, так что  этажей в восемьдесят она у нас получится.

Ира  рядом с этим гигантским сооружением вдруг ощутила себя маленькой-маленькой. Она с беспокойством спросила:

-Мне девчонки фотографию семьдесят девятого года показывали, плотина с огромной струёй воды. А где прорвало?

-Девчата, как всегда, преувеличивают. Паводок, конечно, сильный был, перелив воды произошёл вон там, наверху слева. Машинный зал залило, да и гребень плотины в том месте пришлось взорвать, чтобы воду пропустить побыстрее. Только всё это быстро восстановили, - оптимистично произнёс Николай. А Владимир добавил:

- Вообще-то, работаем мы на совесть. Каждый уровень бетонных блоков подписан поимённо, известно, где и какая бригада работала. Но обводной водосброс строить надо. Напряжение на плотину во время паводка о-ё-ёй какое!

Вскоре послышался гудок. Пришлось уезжать. На обратном пути заехали в посёлок Черёмушки, где жили гидростроители. Перекусили, побродили по посёлку. У Ирины было ощущение, что она попала в сказку будущего. Многоэтажки стояли в окружении многочисленных сосен и берёз, а тропинки, выложенные  плиткой, заботливо огибали каждое дерево. Центральная площадь и прилегающие к ней дома сверкали мраморным глянцем.  Люди здоровались, приветливо улыбались друг  другу.

-Вы что, тут всех знаете? – удивилась гостья.

-Так посёлок небольшой. А девушка, с которой мы только что поздоровались - штукатур-маляр из знаменитого отряда «Красные косынки», может, читала? А вон в том доме наше мужское общежитие, тоже квартирного типа. Мудро. Все потом переедут в другие квартиры и эта квартира чьей-то станет, - Володя легонько обнял Ирину за талию, - ну что, в машину?

По приезду к общежитию девушек Владимир предложил:

-Пойдём к Енисею.

Они стояли на берегу и смотрели на бурную реку. Володя с нежностью смотрел на Ирину,

- А давай и в самом деле мы тебе организуем вызов. Я поговорю с нашим секретарём. Учителей  ведь в новую школу будут набирать. В конце концов и на заочное отделение можно перевестись. Скоро у меня отпуск, хочешь, я к тебе приеду. Я не хочу с тобой расставаться надолго.

Голос его дрогнул, он привлёк девушку к себе. От поцелуя у неё закружилась голова.

-Мне тоже не хочется уезжать,- тихо прошептала Ира.

                                                     ***

Вечером девчата устроили Ирине прощальное чаепитие. Галина принесла на кухню фотоаппарат «Смена» и всех сфотографировала:

-Вышлем тебе, Иринка, память хорошая будет.

Когда гостья собирала чемодан, Тоня подала ей маленький свёрток:

-Увези этот платок моей маме. А это тебе сувенир с нашего комбината.

На ладони подруги лежала маленькая плиточка белого сверкающего мрамора.

                                                ***

 

     На следующий день вечером Ира улетала. Минут за пятнадцать до посадки в самолёт, Антонина и девчонки тактично оставили  Иру и Володю вдвоём.

Володя  обнял Иринку, а она вдруг заплакала:

    Он целовал слёзы на её лице:

- Не плачь, моя хорошая.

 Она вдруг отстранилась:

-Только в глаза не целуй, говорят к разлуке, а то не приедешь.

Он засмеялся:

-Эх, ты, комсомолочка моя! Обязательно приеду!

                                                       ***

Когда самолёт взмыл в воздух, Ира увидела, как Володя машет ей с земли широко расставленными руками. А позади девушки кто-то  сказал:

-Смотри, какая мощь, а ведь Енисей покоряют люди.

Ирину от этих слов охватила гордость за Володю, за его друзей, за всех строителей Саяно-Шушенской ГЭС и Саяногорска. Глядя вниз, она

тихо прошептала:

-Володя, - приезжай ко мне поскорее!

 

09.02.2018г.

Дуванова Зинаида Фёдоровна

Просмотров: 475

Еще нет ни одного комментария. Вы можете добавить его первым!