Лисёнок Люська. Друзья на всю жизнь

Друзья на всю жизнь

Но мы еще не всё рассказали про Люську. Был у Проныры повод насмехаться над Лисёнком, что он постоянно и делал. Этот повод – дружба с зайцем. Тем самым, который вырос из маленького зайчонка. Летом Люська и зайчонок, которого Люська звал Зайка, очень крепко подружились. Сначала Зайка так и лежал на одном месте, под кустом, где его в первый раз обнаружил Люська. Тот приходил к нему, и они просто разговаривали. А потом, когда Зайка подрос, они уже вовсю играли в лесу – прятались друг от друга, бегали вперегонки, в общем, как все дети на свете.

Потом Зайка куда-то исчез. И вдруг, когда уже выпал снег, и Лисёнок отправился к своим стожкам, перед ним что-то плюхнулось на снег – белое, пушистое и большое. Лисёнок отпрыгнул, а это белое, пушистое и большое залилось весёлым смехом:

  • Ага, испугался! Это ж надо! Заяц лису испугал! Ха-ха-ха!

           И тут Лисёнок узнал Зайку – по весёлому смеху. Потому что всё остальное было другое – от лап до кончика коротенького хвостика белое, только кончики ушей чёрные.

  • А ты зачем переоделся? – удивился Люська
  • А зима! – усмехнулся Зайка. – Я же заяц-беляк! Мне положено. Чтобы меня не видно было.
  • А я вот не переоделся…
  • Как же, не переоделся! Вон какая у тебя стала пушистая шуба! А хвост какой!

           И правда, Лисёнок и не обратил внимания на то, что он тоже в тёплой зимней шубке!

  • А почему у меня шуба не белая?
  • Ха! – опять усмехнулся Зайка. – Так за лисами же зайцы не охотятся, а вот лисы за зайцами – это да!
  • Что значит – это да? Выходит, я должен за тобой охотиться?
  • Не должен, но… – грустно сказал Зайка. – Так уж устроено… Вот недавно твой дядька Рубленый хвост одну из моих мам поймал…
  • И что?
  • Что-что! Будто не знаешь! Съел, конечно, – хмыкнул Зайка и отвернулся.

           Люська ошеломленно смотрел на Зайку. Некоторое время он собирался с мыслями.

  • Та-ак. Значит, выходит, я тебя должен поймать и съесть! Своего друга!

           Зайка молчал, но он уже весь подобрался, готовый к громадному прыжку…

  • Не будет этого никогда! Никогда я не буду ловить зайцев! Слышишь! А Рубленый хвост мне вовсе не дядька. Просто жить мне негде, выгнали меня все из маминой норы, вот и живу около него.

           Зайка немного помолчал и сказал:

  • Это ты так сгоряча говоришь – что ловить нас не будешь…
  • Не сгоряча! Не буду и всё. Ни-ког-да не бу-ду ло-вить зай-цев! А чего это мы сидим? А ну догони!

           И они помчались по заснеженному бывшему пшеничному полю – Люська рысью, Зайка громадными скачками, догоняя друг друга, сбивая с ног, кувыркаясь и взбивая вокруг себя тучу снежной пыли.

           А с опушки леса за ними наблюдали Лесник с Барбосом. Лесник сначала увидел только сидящую на краю поля маленькую лису. Он понял, что это Лисёнок. Но почему он спокойно сидит? Лесник поднял бинокль. Когда перед Лисёнком несколько раз взметнулась и опала пара чёрных точек, он понял, что это заяц, и разглядел его.

  • Ишь ты, – подумал Лесник. – Друзья встретились!

           Они с Барбосом еще с лета заприметили эту странную дружбу.

           Когда Зайка с Люськой пустились играть по заснеженному полю, Лесник сказал:

  • А ведь, пожалуй, не сладко Лисёнку сейчас приходится. Надо, однако, что-нибудь придумать.

И он придумал. Нет, он не стал подкармливать Люську открыто. Нельзя лесное животное приучать к человеческим подачкам, только и будет потом ожидать дармового корма. Но время от времени он стал приносить разную еду – то кусок хлеба обронит, то, заприметив издалека Люську, кусочек мяска отварного с косточкой в снег зароет. Не каждый раз, чтобы не поважать Лисёнка. И то только после особо трудных моментов – бурана, снегопада, когда труднее всего что-нибудь отыскать по засыпанным следам.

А у Люськи появилась новая забота. Однажды Проныра, сытно пообедав молодым петушком-тетеревом, не успевшим вовремя вынырнуть из-под снега, похвалялся в норе настоящей удачной лисьей охотой. И заявил, что скоро он положит конец этому позору для всего лисьего племени – дружбе Лисёнка с Зайцем. И что он обязательно поймает и скушает его дружка, хотя он, наверное, и не жирный, зато молоденький и нежненький. Люська молчал, он обычно не огрызался на Прохвостовы шуточки или выпады, а «мотал себе на ус» и внимательно прислушивался к нему. Иногда Лис нечаянно выбалтывал свои приёмы и секреты поиска пищи и охоты. Например, на лесных птиц, не улетавших на зиму куда-то, где зимы не бывает, а зимовавших в лесу. Лисёнок учился всему. Иногда он просто потихоньку крался за Лисом, узнавал всякие охотничьи места. Но после Проныриных слов о Зайке он понял, что тут надо действовать.

Теперь он старался выбраться из норы раньше Лиса, прятался где-нибудь, дожидался его и потихоньку сопровождал, пока не убеждался, что Лис не направляется в сторону, где они договорились встретиться с Зайкой. Лисёнок все же был лиса! У него уже проявлялась хитрость. Поэтому встречались Люська с Зайкой всегда в разных местах, чтобы спутать планы Проныры.

Иногда Лисёнок виделся с Белочкой. Она, правда, с дерева всё же не спускалась, но однажды пожаловалась Люське, что вот шишек сосновых в этом году почему-то мало, а она не может отыскать свои кладовые с грибами – забыла… Деревьев-то много, а у нее уже память стала плохая.

Зато у Люськи память была молодая и хорошая!

  • А я помню все твои деревья-кладовки! – обрадовался Люська. И теперь не она водила Лисёнка ко всяким кормным местам, а он водил её к её кладовым. И ему перепадала пара-другая сухих сыроежек или опят – и он с удовольствием их съедал. Ему не приходило в голову грабить Белочкины кладовые. Но что греха таить – может быть, потому, что Белочка благоразумно делала их довольно высоко над землей…

Просмотров: 362

Еще нет ни одного комментария. Вы можете добавить его первым!