Лисёнок Люська. Операция "Борька"

Операция «Борька»

Нет, эта неприятность грозила не со стороны барсука Борьки. Здесь все было сработано чисто. Его нору Проныра заприметил еще давно. До того он жил в своей, старой лисьей, которую никак не удосуживался хорошенько отрыть – поглубже и попросторней. И после очень холодной последней зимы твердо решил перебраться в великолепное Борькино жилище. Но не торопился. Он терпеливо ждал все лето и всю осень, пока Борька отремонтирует его и натаскает побольше запасов – уж отбирать, так с кладовой! И только когда стало совсем холодно, и растолстевший Борька мог, чего доброго, сам завалиться спать в такой чудесной норе, Проныра пошел в атаку.

Когда Борька в один прекрасный (не для него!) день отправился по своим барсучьим делам, Лис юркнул в его нору.

Первым делом он позаботился о том, о чём Борька не позаботился, более того – был в корне против. Лис устроил в норе прямо у выхода тёплый туалет. Затем он отправился знакомиться с огромной Борькиной норой. Придирчиво осмотрел ближние помещения, остался почти доволен. Тёплая подстилка из листьев и травы. Сухая и мягкая… Лис с удовольствием повалялся на ней. Но вот запасы…

Разочаровали Лиса Борькины запасы. В своих мечтах Лис надеялся найти здесь каких-нибудь сушёных лягушек и вяленых мышек. Но их как раз не было! Непонятно, что же это Борька всю осень таскал в нору? Лису, конечно, случалось разрывать норки мышек, бурундуков – там всегда что-нибудь было, хоть и не очень для него подходящее – корешки, орешки, клубеньки… То же было и в Борькиной норе… Стыд и позор – такому-то большому… Корешки… Это для зимы-то! Лис и не знал, что Борька – не как бурундук, он и не собирался зимой подкрепляться. Барсук очень основательно отъедался осенью, все запасы его были в толстом, неповоротливом (на первый взгляд) теле. Он делал свои запасы на самое тяжёлое время – выход из норы весной, когда уже и не спится, и еще ничего не добудешь в лесу… Тогда даже корешку и клубеньку рад. Поворчал Лис, да что поделаешь! Хоть захудалый корешок погрызёшь в буранные зимние дни, когда даже за добычей не вылезешь… Всё польза.

И тем не менее Проныра в душе благодарил Борьку. А тот с клубком сухой травы спокойно подошёл к своему жилью. Резкий лисий запах у входа остановил его. Борька сначала не поверил в такую превратность судьбы. Он решил, что Проныра (а Борька не сомневался, что это он) только напакостил ему. И ликвидировав лисий туалет, полез в нору. Но Лис предупреждающе тявкнул:

  • Кто ко мне лезет?
  • Как это к тебе? Я к себе домой иду. А ну марш из моего дома! – рассвирепел барсук.
  • Был твой, теперь мой!

Под землей началась драка. Растолстевший Борька в узком входном коридоре не мог даже как следует вытянуть лапу, чтобы хоть раз огреть Лиса. А юркий и тощий Лис извивался ужом, царапался и кусал длинную Борькину морду.

Поцарапанный и покусанный Борька вынужден был отступить.

Барсук всё еще надеялся на благополучный исход дела. Он спрятался неподалеку от норы и стал терпеливо ждать, когда Лис выбежит оттуда. Но Проныра отлично слышал под землей барсуково сопение и чуял Борькин запах, когда высовывал нос из норы. И несмотря на то, что живот прямо подводило от голода, сидел в норе, выжидая, когда Борьке это надоест.

«Не проведёшь, мешок с салом!» − злорадно думал он и облизывался от мысли об этом самом барсучьем сале: «Эх бы…»

Но не слабыми лисьими силами было справиться с огромным барсуком. Об этом и мечтать-то он мог только во сне.

А тот, подождав сутки, побежал ремонтировать свою старую ещё третьегодничную нору – пока не поздно… Борька оставил её из-за того, что весной в ней поднялась вода. И вырыл себе новую. Два года трудился. А в прежней его норе эти два года жила Старая Лиса, в этом году даже с Лисёнком. Она не забиралась в дальние коридоры, и вода её мало беспокоила.

Лисёнок был какой-то очень поздний, маленький. К тому же мать почему-то однажды не вернулась, и он прозябал один.

Проныра праздновал победу. А Борьке было уже не до завоевания собственной норы. Зима вот-вот, лучше уж довольствоваться тем, что есть. Он бесцеремонно выдворил из своей старой норы Лисёнка. «А я куда денусь? – жалобно проскулил Лисёнок. – Оставь меня у себя!»

Но Борька сейчас был зол на всех лис на свете. «Убирайся! Иди вон к Рубленому хвосту – у него теперь просторная нора! И не путайся под ногами. А то…» И он выразительно оскалил острые зубы.

Борька рьяно принялся за дело. Нору надо было хорошо почистить и подремонтировать. Он успел даже натаскать немного подстилки и подрыть кое-какие осыпавшиеся отнорки. Конечно, так безбедно уже не перезимуешь, как в той норе, но всё же…

 

Просмотров: 264

Еще нет ни одного комментария. Вы можете добавить его первым!