КАК ВОРОБЬИ СВОИХ ОБИДЧИКОВ ПРОУЧИЛИ

 

КАК ВОРОБЬИ СВОИХ ОБИДЧИКОВ ПРОУЧИЛИ

 

Нашёл однажды Воробей зёрнышко. Только приготовился его съесть – налетела ворона. И зерно отобрала, и Воробья чуть клювом не тюкнула. Еле увернулся. Решил он с досады хоть воды напиться из собачьей плошки. Присел на краешек – а тут как рявкнет Бобка из конуры. Одним духом Воробья на забор занесло. Пока Воробей в себя приходил – подкрался к нему рыжий кот Котище... Пропал бы тут воробей совсем, да хорошо, хвост у него некрепкий оказался. Остался хвост у Котища в лапе. А Воробей уж и сам не помнит, как на берёзе очутился. Сидит на сучке, от страха отдышаться не может. Не увидел даже, как вышел на крыльцо мальчишка Петька с рогаткой. Прицелился Петька – да бац камнем... И как только Воробей подпрыгнуть успел? Прямо в сучок камень попал, в то самое место, где Воробей только что сидел. Ох, и обидно же стало воробью! Ну, что это за жизнь такая? Ворона ограбила. Бобка воды пожалел – подумаешь, много ли воробей выпьет. Кот того и гляди слопает. Даже Петька – и тот из рогатки стреляет. Уж ему-то на что воробей нужен?

  • Эй, братья-соседи! – крикнул Воробей. – Вас тоже обижают или только меня?

–    Что ты! – зашумели со всех сторон воробьи. – Всех нас обижают. Ворона дерётся, еду отбирает, яйца и птенчиков ворует. Бобка пугает, гоняет отовсюду. Котище кому хвосты пообрывал, а кого и вовсе поймал. Петька крылья и лапки не одному воробью покалечил. Маленькие мы, вот и терпим от всех.

– Ну, – сказал воробей, – так дальше жить нельзя. Надо нам что-то придумать.

И собрались все воробьи на крыше думать, как дальше жить. Сначала всё шумели, на судьбу жаловалось. Потом притихли и долго-долго о чём-то шептались.

А назавтра было вот что. Проснулась рано утром Ворона в своём гнезде на берёзе. Подпрыгнула три раза, похлопала крыльями для разминки, каркнула разок для прочистки горла да на страх воробьям и полетела поискать что-нибудь на завтрак. Только из виду скрылась – послышался во дворе громкий воробьиный клич: «Вперёд, братцы-воробьи!» И сразу же целых сто, а может, даже двести воробьёв, набросились на воронье гнездо и в один миг его по двору разбросали. Известно, какое у Вороны гнездо – палочки да прутики. Сели воробьи на березу отдохнуть. Тут Ворона и прилетела. Глянула – а гнезда-то нет. Ох, и ругалась же она, и грозилась, и жаловаться пообещала, а кому? Полетела себе новое гнездо искать.

В это время вынесла хозяйка Бобке плошку каши и кучу косточек. Вылез Бобка из конуры, встряхнулся, стал утреннюю гимнастику делать: потягивается, задними лапами землю кидает. А пока он зарядкой занимался, снова раздалось: «Налетай, ребята! Не трусь!» Сейчас же все сто, а может, и двести воробьёв налетели – враз и кашу съели, и косточки обклевали. Бобка даже гавкнуть не успел, от удивления только пасть разинул. Понюхал он пустую плошку да как зарычит: «Я вот вам задам тр-р-рёпку, негодники, р-р-разбойники, такие-сякие...» А чего рычать, воробьи уже давно на заборе сидят, хохочут. «Интересней всего,– говорят, – что мы сами над Бобкиной кашей не поссорились, не подрались».

Сидят воробьи на заборе, на крыльцо смотрят, кота ждут. Вышел Котище – толстый, пушистый. Рыжая шерсть на солнышке так и светится. Идёт позёвывает, потягивается, а как увидел множество воробьев на заборе, даже остановился от удивления. А потом облизнулся и потихоньку по углу залез на забор и давай к воробьям подбираться. Видят это воробьи, у некоторых даже крылышки от страха подрагивают, но сидят крепко... Наконец послышалось: «Пошли, друзья, не робей!» И в один миг взлетели все сто, а может и двести воробьёв, налетели на Котища... Крыльями перед ним машут, со всех сторон наскакивают... Отбивался-отбивался кот передними лапами, а они кто сзади его щипнёт, кто с боков... Свалился Котище с забора, заорал противным страшным голосом: «Я вам головы пооткручу,  чирикалки несчастные, я вам такое покажу!» Так и убежал в дом.

А воробьи уже на крыше сидят, ждут, что дальше будет. Пожаловался, видно, Котище Петьке. Выскочил Петька во двор с рогаткой в руках. Уже и прицеливаться стал – и тут раздалось: «Ну, воробьи! Смелей! Три-четыре!» Сорвались все воробьи с крыши да к Петьке. А их – сто, а может и двести – целая туча! И как понеслась эта туча на Петьку... Испугался Петька, рогатку бросил, лицо руками закрыл да бежать. А воробьи за ним. И все громко по-воробьиному Петьку ругают. Шум такой – только поддержись. Захлопнул Петька за собой дверь, из окошка воробьям кулаки да язык показывает. А воробьи подхватили Петькину рогатку, новую, магазинную, отнесли её на строительство и бросили в яму, которую как раз бульдозер землёй засыпáл. Так она там засыпанная и лежит.

Собрались воробьи на крыше. Сидят и сами себе удивляются: «И как это мы, такие маленькие, со всеми своими обидчиками разделались? Оказывается, никто не страшен, если, хоть и малыши, да все заодно!»

 

 

Просмотров: 369

Еще нет ни одного комментария. Вы можете добавить его первым!