СКАЗКИ ВЕСЕННИХ КАПЕЛЬ 2+

2+

СКАЗКИ ВЕСЕННИХ КАПЕЛЬ

—  Кап! Кап! Тук! Тук!
Чей это стук?

Потянулся Серёжка, открыл глаза:

—  Кто там?

— Кап-кап! Тук-тук! Это мы, весенние капли!

Серёжка подошёл к окну... На улице шумела весна, бойко звенели ручейки, от яркого солнца снег плакал и худел, а на старом тополе набухали почки. Распахнул Серёжка окно — и на подоконник упало несколько быст­рых капель.

—  Откуда вы, капли?

—  О, это длинная история, кап-кап... Началась она давно, когда ещё не было снега на крышах. Были мы в то время и звонким ручейком, и шумною рекою, и морем-океаном... Грело нас солнце, капля за каплей испарялись мы, поднимались к синему небу, собирались в лёгкие облака и тёмные тучи... И вот в один осенний день похвалился ветер океану:

—  Захочу — и солнце заставлю не светить! Хватит одной луны!

Засмеялся, зашумел, заколыхался океан:

  • Где уж тебе, непутёвому! Сильно ты дуешь в разные стороны, да всё бесполезно.
  • Это я-то?! — рассердился ветер да как загудит, засвистит: — Эй вы, тучи грозовые, облака серые! Все сюда! Заслоните собою солнце, чтобы ни один луч на землю не проскочил. А не то... буду вас по небу взад-впе­рёд гонять...

Поклонились тучи ветру, полетели выполнять гроз­ный приказ.

Рано утром солнышко проснулось: что такое? Тучи мрачные нависли над землёй, а ветры на радостях песни свои распевают. Посылает солнце первый луч — узнать, в чём дело. Не мог пробиться лучик сквозь толщу обла­ков, вернулся обратно.

Вышло само солнышко, посмотрело на грозовые тучи и ничего не сказало. А от солнечного взгляда тучи по­краснели — стыдно им стало—и расступились. И прошёл дождь обильный. Умыл он землю, освежил хлебные по­ля, добавил воды в океан, искупал маленьких ребяти­шек. А притихший ветер забрался в печную трубу и ти­хонько заскулил, словно побитый щенок.

...Но одну тучу ветер успел-таки загнать на север, где было очень холодно. И здесь капли стали красивыми пушистыми снежинками. Тихо-тихо опустились они на крышу ледяного дома. Огляделись. Кругом — льдины-холодины, белые медвежата в прятки играют. А у про­руби-полыньи лежит усатый старый морж и дует на неё, чтобы не замёрзла.

  • Где это мы? — удивились снежинки. А одна из них так испугалась, что заплакала и чуть было не рас­таяла от своих горячих слёз. Старый морж посмотрел на глупых снежинок и про­хрипел:
  • Вы на самом Север­ном полюсе. На крыше ледя­ного дома. Сюда собираются все деды морозы. Перед Но­вым годом они отправляются с большими мешками подар­ков к ребятам.

Бам! Бам! Бам! — проби­ли часы в ледяном доме. Прильнули снежинки к окну и видят: провожают деды русского Деда Мороза в да­лекий путь, подарки в его ме­шок кладут, по плечу похло­пывают.

Бам! Бам! Бам! — опять пробили часы. Попрощался русский Дед Мороз со всеми и пошёл. Взмахнул он снежным рукавом — и засверка­ло, заиграло всё вокруг северным сиянием, снежинки в хороводе весёлом закружились, запели:

В новогодний вечер синий

Спят притихшие дома.

Серебром сверкает иней,

Дремлет снежная зима.

Шагает Дед Мороз по земле, а снежинки за ним летят.

Так они и попали на крышу Серёжкиного дома...

  • А потом,— спросил Серёжка,— что было потом?
  • Кап-кап, а потом пришла весна и мы растаяли. Тук-тук. Кап-кап!

Засмеялся Серёжка.

  • Вот вы какие, капли! Расскажите ещё что-нибудь.
  • Кап-кап,— сказала маленькая капля, та самая, что чуть не растаяла на Северном полюсе,—• мы знаем много сказок, ведь мы везде были, всё видели. А сколь­ко историй знаю я о зайцах, и о птицах, и о медведях…

 

КАК У ПЕТУХА ГРЕБЕШОК КРАСНЫМ СТАЛ.

За городом, рядом с небольшой речкой, находился птичий двор. Утки шумно плескались в речушке, куры рылись в земле. А на чердаке жила старая летучая мышь.

Как-то раз на птичьем дворе зашёл разговор о не­обыкновенных вещах. Старый гусак вспомнил интерес­ный случай из жизни гусиной стаи. Пекинская утка рассказала о своём заграничном путешествии. А летучая мышь, страшно округлив глаза, шёпотом сообщила о каком-то чуде.

Пришла очередь петушка золотого гребешка. Уж очень важный был этот Петя-пе­тух — на ногах шпоры звон­кие, борода и гребешок холё­ные, аккуратные.

—  Однажды, —• началон,—это было ещё в годы мо­ей молодости, принёс наш хозяин на птичий двор яч­менное зерно, такое большое,что мы клевали его целыйгод и не склевали даже по­ловины...

—  Га-га-га-га! — шумно захлопали крыльями  гуси.
А старый гусак сказал:

—  Полно, Петя, своих-то обманывать. Нехорошо это. Разве бывают такие зёрна?

Уличили петуха во лжи. Он от стыда так покраснел, что его борода и гребешок навсегда остались красными.

 

ПРО ЕЖА-ЕЖШПКУ.

Жил-был ёж-ежишка. Пришёл он как-то в лесную кладовую и говорит:

—• Хотел бы я какую-нибудь шубку взять, а то хо­лодно мне без неё.

—  Выбирай любую,— отвечает медведь-кладовщик.

Долго выбирал ёж-ежишка себе шубку. Наконец, вы­брал заячью. Посмотрелся в зеркальное озеро — кра­сиво! Да только беда случилась...

Возвращался ёж-ежишка домой, и вдруг какой-то рыжий зверь налетел на него. Кинулся ежишка бежать, зацепился коротенькой ножкой за сучок и упал... прямо в чью-то норку. Так вот и спасся.

—  Ф-фу! Лиса меня за зайчишку приняла,—дога­ дался ёжик.— Нет, такая шубка мне не подойдёт. Где
уж мне с зайцем тягаться! Тот как начнёт прыгать да петлять — ищи ветра в поле! Возьму-ка я лучше беличью. Хороший, пушистый мех у белки, и зимой в нём тепло.

Гулял как-то ёжик по лесу в беличьей шубке и вдруг: бах-бах! Это охотники с ружьями. Еле-еле убежал ежишка.

«А ведь они меня за белку приняли! — подумал он.— Только какая же я белка! Она с веточки на сучок

прыг-скок — и в дупло скроется. А меня так и убить могут».

Отдышался ёж немного и опять пошёл к медведю-кладовщику.

- Не подходит мне и эта шубка.

- Одна осталась, ко­лючая, — ответил медведь.

Взял    ёж-ежишка   эту шубку. Надел—не понравилась: какая-то некрасивая — колючки, как иголки, в разные стороны торчат. Вздохнул ежишка:

—  Ладно уж, похожу пока в такой.

Идёт лесом, а тут волк из-за куста как бросится!

Свернулся ёж-ежишка от страха клубком. «Ну,— думает,— теперь пропал».

Но что такое? Взвыл волк не своим голосом и побе­жал прочь — видно, об иголки укололся.

«Зге,— обрадовался ёж-ежишка,— а ведь с колюч­ками-то, пожалуй, лучше».

Успокоился он и пошёл себе гулять по лесу. Только и слышно:

—  Ф-фу! Ф-фу! Какая замечательная шубка—тёплая да колючая! В ней и волк, и лиса мне не страшны. А на колючках можно и грибы, и ягоды на зиму сушить. Вот как!

 

СКАЗКА ПРО ДЯТЛА

                                                                  
         Заболело дерево. Стало сохнуть, листья среди лета начали бледнеть и в трубочку свёртываться. Беда пришла.
         Позвали старого филина. Славился он своей мудростью  и учёностью. Осмотрел филин дерево, похлопал глазами и говорит:
         «Жук-короед пробрался. Лечить надо дерево, иначе исчахнет совсем».
         «Позовём дятла, – предложила синица, – ведь он в лесной  академии учился. Да и нос у него длинный».
         Прилетел дятел – такой серьёзный, строгий. Очки нацепил. Носом – тук-тук-тук, тук-тук-тук… Дерево простукал. Нахмурился, что-то пробормотал на своём языке  и сделал вывод:
         «Необходима срочная операция. Посторонних прошу удалиться!»
         И пошёл, и пошёл длинным носом всё простукивать: тук-тук-тук, тук-тук-тук, тук-тук-тук! Хорошо стучал… По всей округе слышно было. 
         Вздохнуло с облегчением дерево, распрямилось  и стало благодарить: «Спасибо, доктор, за помощь! И меня вылечил, и себе пропитание добыл!»
         Вот теперь только и слышно в лесу, особенно весной: тук-тук-тук, тук-тук-тук!
         Это дятел – лесной лекарь. Старается…
 

ПРО ВОРОБЬЯ ЧИВИКА

Когда с берёзы слетел последний жёлтый листок и дикие гуси выстроились в треугольник, воро­бей Чивик сказал:

— Полечу-ка я на этот самый юг! Его друзья засмеялись:

  • Чивик-Чивик, куда тебе! Жил бы ты дома. Вот ско­ро зима придёт, весело будет в городе.

Не послушался Чивик, улетел. Год прошёл, другой. А Чивик не возвра­щался из жарких стран.

  • Наверно, понравилось ему там, — решили воро­бьи. — А, может, погиб он бедняга, — горевали другие. -Жалко Чивика, такой весёлый, такой забияка был...

Только сказали это, слышат, на соседнем дворе шум, драка. Два воробья из-за жучка пыль столбом подняли, дерутся. Разняли воробьи драчунов и видят: Чивик! Об­радовались все, закричали:

  • Здравствуй, Чивик! Сколько лет, сколько зим тебя не видели! Ну как там на юге-то?

Чивик перышки пригладил и рассказал:

— В заморских краях нашему брату, серому воробью,
житьё ничего. Тепло, мошкары много. А только, брат­цы мои, как вспомню я свой город да снег на улицах,
да вас — сразу слёзы на глаза наворачиваются. Вот я и
вернулся обратно.

Удивились воробьишки словам Чивика. А старый воробей сказал:

— Знаешь, Чивик, я тоже много полетал по свету, но
лучше нашего края нигде нет.

Капли уже подружились с Серёжкой:

  • Смотри, смотри! — звенели они.— Бегут ручейки, и мальчишки пускают бумажные кораблики! А воробей Чивик опять подрался с кем-то.
  • Спойте мне песенку, капли,— попросил Серёжка.
  • Хорошо,— согласились они и запели:

Голубое-голубое

Нынче небо над землёю,

Март шагает неуклюжий

В сапогах по звонким лужам.

Л за ним спешит апрель.

И поёт,звенит капель,

Что в лесу из шубки снежной

Скоро выглянет подснежник.

И летят весны гонцы —

Говорливые скворцы.

 

Да, чудесная нынче весна!

Под окном Серёжкиной комнаты целый день поют и звенят весенние капли. — Кап-кап! Тук-тук! Это они рассказывают свои удивительные сказки...

 

Просмотров: 259

Еще нет ни одного комментария. Вы можете добавить его первым!